Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

«Эхо Мацы» довело даже еврея Михаила Веллера (видео)

29 апреля 2017
2 816

«Эхо Мацы» довело даже еврея Михаила Веллера

Случившаяся вчера в передаче «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы» глупая и скандальная сцена между мной и ведущей Бычковой явилась для меня происшествием абсолютно неожиданным и крайне горьким. Желающие могут смотреть ролик в Интернете, как ведущей глубоко плевать на мнение гостя, которое он собрался изложить слушателям, а гость взрывается и уходит весьма экспрессивно. Да-да, что-то куда-то летело и характеристика звучала.

Я имел счастье и честь сотрудничать с «Эхом» с 1993 года, когда Матвей Ганапольский впервые пригласил меня в свою передачу. И за несколько сотен выходов в эфир разных форматов не было ничего подобного.

В те времена, когда я учился журналистике, профессионализмом в работе с собеседником считалось умение взять интервью у телеграфного столба, физика-теоретика и глухонемого футболиста. Профессионализмом считалось найти общий язык с африканским пигмеем. Дать через пять минут беседы почувствовать человеку, что ты его друг, единомышленник и компетентный коллега. Суметь посмотреть на мир его глазами и спровоцировать его выложить всю подноготную. Расколоть на беседу по душам любого. Затеять разговор с молчаливым врагом — а завершить его со словоохотливым другом.

Журналистское мастерство — это: спешит по своим делам хмурый замкнутый человек, ты завязываешь с ним знакомство — и через два часа сдаиваешь всю нужную информацию до капли. Ты заинтересовываешь собой недоступную звезду — и добиваешься интервью, где тебе предлагают выпить и перестают смотреть на часы.

Чувство партнера — важнейшее качество журналиста, учили нас. Пойми человека, почувствуй: умей нравиться, вызвать доверие, влюбить в себя!

Журналист — это актер, шпион, дознаватель, провокатор и обольститель. Спорщик и обличитель идейного врага — это отдельное амплуа.

Тебе придется быть эрудитом, подхватывать мысль на лету, скрывать свое незнание и демонстрировать компетентность, наставляли нас. Учись постоянно, умней.

Реплики журналиста должны резонировать мыслям и желаниям собеседника, возбуждая и подталкивая к обрушению лавину информации из его памяти и ума. У настоящего журналиста собеседник становится умнее и осведомленнее себя самого: усилия и желания двоих складываются.

Скрыть от читателя (зрителя, слушателя) себя и явить в полном объеме собеседника, выкладывающего то, что наиболее ценно и интересно узнать от него — вот в чем мастерство журналиста, учили нас в те времена. И это нелегкая задача, кто понимает.

Времена меняются. Похоже, я отстал от жизни. Ныне нормой стало активное обозначение журналистом своего присутствия и утверждение собственной позиции. Порой в ущерб всему остальному.

Причина, по которой я попросил Венедиктова о приглашении в «Особое мнение» — оно единственное из передач «Эха» принимается в телевизионном формате за рубежом: и если бы хоть один французский избиратель русского происхождения, услышав мои аргументы, проголосовал не за Макрона, а за Ле Пен, я внес бы хоть ничтожный, как неразличимая пылинка, вклад в дело огромного мирового значения. В предотвращение гибели Европы и нашей цивилизации. Мне не удалось этого сказать.

Слушатели «Эха» не услышали о духовном отце французских президентов Жаке Аттали и его знаменитой программе глобализации, о расчисленной перспективе въезда мусульманских мигрантов, о целенаправленном стирании государственных суверенитетов и создании богатеющей космополитичной элиты, все выше отрывающейся от нищающих маргинализированных низов, меняющих свою этнокультурную идентичность; об единстве правящих леваков с финансовыми кругами и о циничных приемах дискредитации Ле Пен, поддерживаемой работягами, об ее реальных взглядах и планах. Главное в тех процессах — скрываемые подводные камни.

За принятую просьбу и предоставленную возможность — большое спасибо. Знал бы что выйдет — ни фига бы не просил, конечно.

Мне кажется, повести передачу таким образом, чтобы преданный «Эху» и компетентный гость, которому есть что сказать и который тебе давно знаком, устроил сцену и ушел из прямого эфира с руганью - это не есть профессионализм. Мерило работы — результат.

Мозговая работа по структурированию огромного массива информации в логическую цепь семантически проясненных и грамматически увязанных предложений, которая проходит в формате импровизации и адаптирована к возможностям публики в онлайн-режиме — эта работа производится на очень высоком, «рабочем» уровне адреналина. В режиме сильного перевозбуждения некоторых участков коры головного мозга. Способность к таким перевозбуждениям позволяет достигать успеха в едином сложном процессе мышления, проектирования смысловых блоков, построения фраз и владения аудиторией. В этом состоянии оратор (актер, импровизатор) подобен бомбе на боевом взводе: он перевозбужден и очень остро реагирует на любой раздражитель. От артиста и оратора в работе — бьет током! А в обычном положении бомба на предохранителе, как предмет безопасна. Так в обращении со своим рабочим материалом необходимо соблюдать элементарную технику безопасности. Не суй яйцо в вентилятор.

Я с глубочайшим уважением и огромной дружеской симпатией отношусь к Алексею Алексеевичу Венедиктову. Я повторю в который раз, что он гениальный главный редактор, исключительно благодаря нечеловеческим способностям которого «Эхо Москвы» продолжает существовать и вещать то, что больше никому не удается (не позволено). Лишь в одном наши точки зрения не совпадают. Гость — это рабочий материал журналиста, и при любой неудаче всегда виноват журналист. Умение журналиста — работать с вовсе неудобными людьми. Гость — это данность, как тесто или чурбан: испечь хлеб и наколоть дров уже дело журналиста. Если бегун сбил пяткой барьер — работают с бегуном.

«Эхо Москвы» — элита российской журналистики, выступить здесь считает за честь и удачу интеллектуалы с ясными мозгами и подвешенными языками. Работать с ними легко — они построят ответ на любой вопрос в любой форме, они не нуждаются в помощи и поддержке ведущего, из-за чего у ведущего может возникнуть ощущение своей ненужности, излишнести. Это тебе не с трактористом мучить интервью о вспаханных гектарах. Но! Если гость говорит интересно и содержательно — профессионализм журналиста в том, чтобы не мешать, пока он не нужен. Споткнулся, замолчал — веди, указывай, разгоняй. Если передача идет хорошо — твое дело сделано хорошо. Профессионализм журналиста не измеряется соотношением слов его и гостя — но только конечным результатом. Плох результат — плох ведущий, хорош результат — ведущий молодец.

В молчании может быть больше мастерства, чем в словах. Мало уметь говорить — надо уметь молчать.

Не гость существует для журналиста — отнюдь: но журналист как профессионал формы совместно с гостем как носителем информации создают единый медиапродукт. Гость обладает информацией по определению — сделать из нее материал есть задача журналиста. Если гость остался со своей информацией, но журналист не сделал материала — его задача не выполнена, только и всего. Если гость не смог дать вытягиваемую информацию — некачествен и труден гость. Если журналист не сумел взять подаваемую ему информацию — некачествен журналист.

Информация первична — обработка вторична. Обладающий ею — приносит, обрабатывающий к ней подстегивается.

Вот так нас когда-то учили старики. Давно то было. Возможно, все теперь иначе. В любом случае — политику канала определяет главный редактор, это понятно.

Мое глубочайшее уважение и искренняя любовь к «Эху Москвы» остаются неизменны; я несказанно благодарен за принятое от меня сотрудничество, за столько раз предоставленную возможность свободно высказаться на любую тему.

Пока мне не будут принесены извинения за оскорбительное поведение ведущей, я с великим сожалением, в свою очередь, вынужден освободить «Эхо Москвы» от своих услуг.

Поделиться: