Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Университетская показуха – или как реально живется преподавателю в НИУ ВШЭ

8 августа 2022
850

Университетская показуха – или как реально живется преподавателю в НИУ ВШЭ

Интересный рассказ профессора ВШЭ о внутренней кухне этого ВУЗа.

Я Сухов Андрей Михайлович, профессор департамента компьютерных исследований Московского института электроники и математики Высшей школы экономики. В этой заметке мне хотелось бы рассказать о реальных условиях труда профессорско-преподавательского состава в ВШЭ на основе своего опыта.

Я начал работать в НИУ ВШЭ с 1 Октября 2019 года как совместитель на полставки. Так как я был настроен на долговременное сотрудничество то я смирился с зарплатой в 20 тысяч рублей в месяц и за эти деньги ездил два раза в месяц из Самары в Москву и проводил занятия очно. В Самаре после объединения двух университетов положение преподавателей сильно ухудшилось, и я понимал, что в 2020 году мне необходимо дополнительное место работы, так как срок гранта заканчивался.

Начиная работать в ВШЭ, я надеялся на достойные условия работы и оплаты, на новые научные контакты и новые проекты. Первоначально мои ожидания оправдались. С 1 сентября 2020 года я смог получить надбавку за публикацию в международном рецензируемом научном издании, достаточно умеренную учебную нагрузку из 3 семестровых курсов на 20/21 учебный год, включая лекции и ведение практики. Получил даже грант на научно-учебную группу и смог перевыполнить все показатели. Один из моих курсов даже вошел в список лучших по всем трем критериям.

Тем не менее, летом 2021 у меня возникли первые вопросы по условиям работы. В первый год работы я опубликовал статью в Future Generation Computer Systems, который входит избранный список журналов. Так как я работал по совместительству, то в полном соответствии с положениями ВШЭ об указании аффилиации было указано и мое основное на тот момент место работы – Самарский университет. Но когда пришло время назначать надбавку, мне ее не дали. Объяснили это тем, что я перешел после публикации в ВШЭ на основное место работы и указание второго университета не соответствует правилам. То есть, по мнению ВШЭ закон имеет обратную силу. Я пытался апеллировать, но безуспешно. Вторым звонком стало вольное обращение с нагрузкой. По правилам ВШЭ строгой нагрузки нет, она у профессора может изменяться от 450 до 750 часов на ставку. Но тебе только обязательных учебных поручений (аудиторной нагрузки) дадут близко к верхнему пределу и будут надеяться, что ты не сможешь отказать студентам, что придут проситься на выпускные квалификационные работы и проекты.

После такого отношения условия работы в ВШЭ перестали казаться мне привлекательными. Я попытался уволиться с 1 сентября 2021 года, меня уговорили, пойдя на значительные уступки. Со мной заключили дистанционный контракт и мне дали звание лучшего преподавателя. Жизнь показала, что это был не лучший выбор.

Во-первых, мне повысили нагрузку, добавился четвертый курс, который я ни разу в жизни не читал, и все методические наработки пришлось разрабатывать, потратив массу времени. За тематикой ВКР пришли студенты двух разных специальностей: компьютерные системы и сети и компьютерная безопасность. Моя нагрузка намного превысила 1000 чу часов, зная, что ВШЭ не оплачивает переработки, специально создавая для этого условия, я смог оформить почасовую оплату на своего ученика, работающего в Москве программистом. Он помогал мне проводить эксперименты со студентами, причем в ВШЭ нет нормального сетевого полигона с реальным выходом в сеть, и мы использовали полигон и оборудование Самарского университета.

И даже при этих условиях я выполнил 805 часов нагрузки, но в них чудесным образом не вошли семь междисциплинарных курсовых работ, которые в общем перечне нагрузки есть, но в ее числовом выражении «чудесно» потерялись. То есть моя нагрузка достигла тысячи часов. Только при этом у меня почти не было свободных вечеров даже в выходные, я все время проводил в консультациях со студентами.

Но по сравнению с оценкой научных публикаций в ВШЭ недоучет и перевыполнение учебной нагрузки просто потрясает. Для введения в заблуждение преподавателей в ВШЭ предложено две параллельные оценки публикационной активности. Первая так и называется -ОПА (оценка публикационной активности) и служит для подтверждения квалификации. Тут в учет идут все работы в соответствии с заранее объявленной ценностью. Каждый преподаватель должен превысить некий квалификационный минимум, для профессора он равен 18 баллам, это одна хорошая публикация в журналах из специально утвержденного списка. В последние два года моя оценка превышала 100 баллов.

Тем не менее, индивидуальная надбавка положена не за все статьи, а только за те, что утвердит специальная комиссия. Как и все комиссии в ВШЭ состав ее не известен, решения не выдаются, тебе просто сообщают, что твоя статья не может быть признана научной. В этом году из четырех разных статей в трех журналах из списка мне не зачли ни одной. В том числе две статьи из журнала Communications of the ACM. Это центральный журнал международного сообщества программистов (ACM), издается тиражом более 100 тысяч экземпляров. Это сообщество в России известно тем, что проводит олимпиады по программированию.

Естественно, что за всю историю ВШЭ публикаций в этом журнале не было, мне удалось опубликоваться в разделе блог. Это специальный раздел, в котором можно высказать свое мнение по самым разным вопросам, волнующим членов АСМ. Но в блог разрешено писать далеко не всем, для этого надо быть или старшим членом АСМ или иметь десятилетний стаж членства. Далее заметку читает заместитель главного редактора и решает вопрос о ее публикации в блоге при журнале. В начале следующего месяца просматривается статистика чтения всех заметок и одну или две самых популярных заметки публикуют в журнале. С учетом того, что из 120 заметок перепечатывают в год меньше 20, а также того, что не менее половины заметок не доходит даже до блога, то уровень приема меньше 10%. Статьи сразу публикуют в отрытом доступе и не требуют оплаты. Естественно, что статья индексируется во всех базах данных, а журнал входит в первый квартиль. Есть только одно разночтение – в цифровой библиотеке тип статьи указан как исследовательская статья, а в WoS как редакторская заметка.

Имея печальный опыт предыдущих лет с незачетом публикаций, я задолго до конкурса неоднократно обращался в спецотдел с просьбой разъяснить мне оценку данной публикации. Но как обычно в ВШЭ мне не давали определенного ответа, дождались выхода публикации и сообщили свое решение только после того, как конкурс закончился. То есть после повторения происшедшего можно твердо сказать, что изменение условий конкурса после его окончания – это фирменный стиль ВШЭ. И он лучше всего характеризует юридическую составляющую ВШЭ. Естественно, персональный состав комиссии неизвестен, и был ли в ней хоть один человек, имеющий отношение к компьютерным или техническим наукам неизвестно.

Во время работы в МИЭМ ВШЭ я все время удивлялся огромной текучке кадров, старых преподавателей МИЭМ почти не осталось, сейчас более половины нагрузки выполняют аспиранты. Из-за этого процент защит очень низкий, а защищаются в основном те, кто не преподает.

Ситуацию пока спасает квалификация студентов и их желание учиться. Приведу простой пример, первая статья в CACM была посвящена возможности возрождения стандарта радиотелефонии DECT. Этот стандарт практически без изменений можно использовать в качестве беспроводной сети для устройств интернета вещей. Требуется только создать технологию инкапсуляции команд интернета вещей в пакеты DECT. Эту проблему смог решить в рамках своей ВКР обычный студент, причем он перебрал несколько возможностей и смог построить прототип. Такие студенты и зарабатывают авторитет МИЭМ, но им нужна помощь и содействие.

В конце своей заметки я хотел бы сделать ряд кратких обобщений на основе своего опыта

1. Начинать работать преподавателем в ВШЭ нужно молодым, состоявшимся преподавателям в компьютерной или технической области закрепиться крайне тяжело
2. Учебные нагрузки запредельны, вся система построена так, чтобы преподаватель проводил как можно больше занятий, превышения нагрузки не показываются и не оплачиваются
3. Условия проведения конкурсов никогда не являются окончательными сформулированными, изменения в конкурсную документацию вносятся после окончания конкурса
4. Решения о том, что является научным результатом в компьютерных и технических науках принимает неизвестно кто, основой для решений является желание сэкономить
3. Полная непрозрачность всех процедур, нет списков комиссий, все решения принимаются тайно. Обжаловать невозможно, никто не несет ответственности.

Сухов Андрей Михайлович
Профессор ДКИ МИЭМ ВШЭ

Поделиться: