Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Мошенники в московской тюрьме: больше нет подпольного колл-центра

19 июля 2020
899

Телефонные мошенники в московском СИЗО: больше нет подпольного колл-центра

А начиналось все банально. Только в этот раз я не бросил трубку, придержал звонок, и отзвонился параллельно знакомому оперу. Не зря же я писал статьи на криминальные темы – должен быть какой-то бонус от таких связей.

– Андрей Игоревич, вас беспокоят из Сбербанка. Мы звоним, чтобы подтвердить перевод денежных средств Сергею Ивановичу Кречетову. Подтверждаете?

– Да, огромное спасибо.

– Что? Вы подтверждаете? Может, оформим отмену?

– Погодите, Сергей Иванович – мой брат жены. Я всегда рад ему помочь.

Набираю опера с другого номера.

– Вася, – пусть будет Вася, чтобы не светить реальные имена, – тут у меня мошенник на линии. Разводит на деньги. Давай его возьмем.

– Давай, – говорит Вася. – Ну-ка продиктуй мне номер, откуда идет звонок.

Диктую номер.

Вася:

– Сейчас мы его пробьем. Надо держать минут десять. Сможешь?

– Не знаю, может, он сам трубу бросит.

– Надо.

Озадаченный мошенник говорит заранее заготовленное по сценарию.

– Давайте лучше отменим операцию платежа. Похоже, что это мошенники. Скажите полностью номер вашей карты, кодовое число. Ну и продиктуйте заодно, чтобы мы были уверены в отмене все ваши данные – адрес по месту жительства.

– Контрольный вопрос не нужен?

– Нет, хотя можете его тоже сказать.

– Простите, вас как зовут?

– Арсений Жилин, я сотрудник колл-центра.

– Я не помню карту, сейчас возьму, посмотрю число...

– Хорошо.

– Сейчас, минутку, она у меня в другой комнате. Там просто на карте миллиона полтора. Конечно, я очень волнуюсь.

– Я вас понимаю.

Он меня понимает, сидя на московской зоне, как выяснилось.

– Все, засекли, – говорит Вася. – Едем. Ты не поверишь. Это тюрьма. То есть СИЗО.

Дело было недели полторы назад. И меня достали звонками, честно говоря, до этого "враги рода человеческого" – ворьё. Я честно сообщал номера мошенников, бросив трубку, сотрудникам Сбербанка – ноль реакции. Но тут прямо позвонил Васе. Надоели! На карте Сбера у меня, кстати, нет никаких миллионов.

И вот вам информация к размышлению. Я не знаю, Вася так грамотно сработал, или еще кто-то, но в СИЗО, на самом деле, почти никто не знал, что пара сотрудников ФСИН устроили подпольный бизнес. Причем, другие сотрудники СИЗО проводили шмоны, но ничего не могли найти. А сидельцы ложкой выдолбили в нарах углубление и прятали там мобильные телефоны, и даже модем у них был вмонитрован в стену и прикрыт штукатуркой. Сим-карты им поставляли эти же упыри. Постоянно новые. День звонят, собирают деньги с тупых. Обновление сим-карт.

Одна камера. Одна. И в ней натуральный блатной колл-центр по мошенническому выманиванию денег у людей. И вот сегодня опять(!) звонок – ровно с той же схемой разводки. То есть они такие были не одни.

– Андрей Игоревич, это сотрудник Сбербанка...

Я на этого типа наорал.

– Пошел на...

– Ах так, – говорит он, – я перевожу твои деньги. А ты – психопат.

– Психопат? Может быть, зато я не сижу, – говорю.

Он кинул трубку сразу же.

Я сначала подумал: "Вместо того, чтобы психовать, надо было опять звонить операм". Потом: "Каждый раз я?! У меня и времени нет. Почему я?!" Ну и сожаление, конечно, потом. Не сделал доброе дело, хотя мог. И для Васи, и для людей. Но вы учтите – звонить в службу безопасности банка, любую, вообще бесполезно. Пока они зашевелятся – у всех сидельцев – новые сим-карты. Держите упыря на линии и набираете полицию. Хотя подробности вам вряд ли сообщат потом. И такое, чтобы так быстро сработали – это надо иметь знакомства, подозреваю. Хотя кто его знает?.. Я сейчас совершенно в другой теме – настолько плотно, что только ею и занят с утра до ночи. Работа, работа, работа...

А, еще интересное.

– А ты не боишься? – спрашивает меня журналист, которому Вася рассказал, как было дело. – Ну там вычислят, накажут...

Реально, пусть записываются в очередь. Я такого ему не сказал, но кто мне только не угрожал за время моей работы и вообще по ходу жизни. Ножевые есть, огнестрел, переломы, конечно. Было – били вшестером. Я живучий, раз. И потом – не боюсь. Объяснить – почему – не могу. Не боюсь, и все.

 

 

Поделиться:
_personilized_right1_personilized_right2_personilized_right3