Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Церковная братва порешила: больных и врачей выгнать, больницу передать Церкви

16 августа 2019
1 708

РПЦ порешила: больных и врачей выгнать, здание больницы передать Церкви

О чём идёт речь? О Московском практическом центре по борьбе с туберкулезом, расположенном по адресу ул. Стромынка, д.10.

Вот материал об этом.

РПЦ судится с мэрией Москвы, чтобы получить здание тубдиспансера

Русская православная церковь подала в Арбитражный суд иск к Департаменту городского имущества Москвы из-за отказа передать церкви помещения в Московском практическом центре по борьбе с туберкулезом.

Патриархат ссылается на ФЗ РФ №327 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», который был принят в 2012 году.

Тубдиспансер находится почти в сердце столицы, на улице Стромынке. Это бывшая богадельня, построенная в конце XIX века напротив здания Бахрушинской больницы на деньги благотворителей.

С приходом советской власти богадельню упростили и в основном здании на Стромынке, д.10 стала работать туберкулёзная больница. Храм, находящийся неподалёку на ул. Барболина, советские рабочие переделали в морг.

В 2001 году тубдиспансером было выделено небольшое помещение церкви для богослужений, в котором в дореволюционное время была алтарная часть храма, но это не устроило церковников. Настоятель храма и игуменья Ксения Чернега, которая является главой юридического отдела РПЦ, говорят, что этой площади было недостаточно для проведения церемоний.

В 2014 году РПЦ зарегистрировала подворье Московской патриархии при центре по борьбе с туберкулезом. А в январе этого года настоятель храма священник Алексей Тимаков обратился в Департамент городского имущества правительства Москвы с просьбой о передаче нежилых помещений церкви. В мэрии отказали, сославшись на невозможность определения точных площадей, которые занимали храмы, так как они не являются отдельной недвижимостью и не поставлены на кадастровый учёт.

Глава юридического отдела РПЦ игуменья Ксения ссылается на ФЗ-327 и утверждает, что у церкви есть все права на данные сооружения, так как в этом Федеральном Законе не содержится указаний на то, что церкви могут передавать только те здания, которые принадлежали ей до революции.

«Это не здание диспансера, это храм. Эти здания строились как храмы. Поэтому мы запрашиваем эти объекты и будем добиваться их передачи. Это объекты религиозного назначения, они строились для культовых целей»,

– заявила Ксения корреспонденту Настоящего Времени.

После отказа мэрии передать здания в мае 2019 года РПЦ решила судиться. Юрист больницы Кирилл Плаксин намекает на то, что церковь хочет получить довольно внушительные участки. Речь идет о 7,5 тысячах квадратных метров в здании по улице Стромынка и 1,1 тысяче квадратных метров на ул. Барболина, стоимость которых составляет 681 млн рублей и 1,9 млрд рублей соответственно.

Что же делать с туберкулёзной больницей после выселения?

«Предложение одно – вернуть здание церкви, найти инвестора и построить отдельный комплекс для больницы», – отвечает настоятель храма Алексей Тимаков.

Он аргументирует это тем, что в этом месте в конце XIX века был освящен престол храма, а значит, здесь всегда должен быть храм. Также из-за закрытого режима работы медучреждения людей в церковь приходит мало.

«Пока там будет туберкулезный центр, этот храм не может быть открыт для горожан. Если там будет больница, будут 3-4 человека туда ходить», – поясняет священник.

Также настоятель церкви добавил, что даже при положительном решении суда на реализацию иска будет выделено около пяти лет, и РПЦ не сразу сможет выселить больницу.

Глава юридического отдела РПЦ игуменья Ксения также добавила, что если иск удовлетворят, то перестраивать отчужденные в пользу церкви храмы будет государство.

«Поскольку храм является памятником культурного наследия, то субсидии на реставрацию будет выделять государство, а за коммунальные услуги будет платить церковь», – пояснила игуменья.

То есть, уже понятно, что строительство новых помещений для больницы будет оплачивать рабочий класс, а РПЦ, как обычно, останется в стороне: она же работает отдельно от государства!

Следует заметить, что в радиусе километра от места тубдиспансера открыты четыре православных храма Московского патриархата: у прихожан есть места поблизости, где можно совершать религиозные обряды.

К тому же в собственности у РПЦ есть немало заброшенных, разрушенных храмов, которые почему-то Московская патриархия не спешит восстанавливать, говорит представитель движения «Архнадзор» Андрей Новичков.

Когда речь заходит о земельных участках или новых помещениях, РПЦ прямо указывает на то, что ей мало храмов и объектов религиозных обрядов, и старается захватить как можно больше площадей во владение для своих культов и дел.

О какой духовности может идти речь, когда прислужница буржуазии – церковь – которая прикрывается благими намерениями и вещает о добре и любви к ближнему, отнимает больницы и другие важнейшие учреждения у общества, у тех, кто в них действительно нуждается?

Похоже, представители самой «духовной» организации в стране действительно почувствовали вседозволенность, но им ещё придётся побороться с буржуазными властями в суде.

Правящий класс вполне доволен существующим положением дел, где во главу ставится не наука, развитие медицины, помощь людям и работа на блага общества, а насаждение мракобесия, оптимизация, сокращение медицинских и образовательных учреждений.

Поэтому вместо науки олигархи, правящий класс вместе с церковью заинтересованы в создании как можно большего духовного «опиума» для народа и пропаганде таких ценностей, ведь религия позволяет эффективно и дешево управлять массами рабочих.

Единственное, что может остановить вакханалию мракобесия и цинизма – это борьба с капиталистической системой, при которой узкая группа лиц продолжает диктовать условия народу и выжимать последние гроши.

Отсюда

Мой комментарий.

РПЦ проявляется себя в эти тяжелые для России годы как худший из разбойников и грабителей.

Грабящие народ олигархи хотя бы не скрывают, что их цель – прибыль. Тут всё понятно, как говорится, бизнес, ничего личного.

Но церковники, на словах заявляющие что служат самому доброму, самому святому, самому милосердному, самому любящему – Богу, ведут себя хуже самых гнусных и мерзких разбойников, ибо свой грабеж, свои дела, преисполненные алчности, тщеславия и лицемерия они прикрывают духовностью и службой Богу.

Мало того, что они требуют, чтобы переданную им больницу ещё и отреставрировали за счёт государства, то есть за счёт наших налогов. По Конституции РФ Церковь отделена от государства, но это церковников не смущает.

Для новой больницы "добрые пастыри" советуют найти инвестора. Что это значит? Инвестору нужна будет прибыль, а это значит итак уже условно бесплатная медицина станет совсем уже не бесплатной, доступной не всем нуждающимся в медицинской помощи, а только богатым. Но церковников это не смущает. Любовь и сострадание к ближним не знакомо церковникам.

И ещё один важный вопрос, который время от времени поднимают защитники церкви. Защитники РПЦ говорят:

Большевики отбирали у Церкви храмы. Церковь понесла большой ущерб. Этот ущерб надо компенсировать. Поэтому то, что делает российское государство, материально помогая церкви – это как раз компенсация Церкви того самого ущерба. А здания, которые отобрали у Церкви, надо вернуть владельцу, то есть Церкви. Это и законно и справедливо.

Звучит логично. Но защитники РПЦ "забывают", что Церковь и до революции вела себя как алчный грабитель, обирающий народ.

До революции Церковь не была отделена от государства. Она была частью государственной власти. И, следовательно, была соучастницей ограбления, эксплуатации трудящихся, которые совершались при царизме.

Например, Церковь одобряла крепостное право, не видя ничего плохого в том, что один брат во Христе держит у себя рабами других братьев во Христе и продает их как скот.

И после отмены крепостного права Церковь также была на стороне сильных против слабых, на стороне богатых против бедных, на стороне эксплуататоров против эксплуатируемых.

Поэтому отобранные храмы и другое церковное имущество после революции – это лишь малая толика той компенсации награбленного у народа Церковью за те века, которые она притесняла народ.

И даже всего церковного богатства не хватило бы, чтобы компенсировать народу то, что при помощи Церкви было у народа награблено за века царской власти Романовых.

Поделиться: