Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Почему пожар в фундаментальной библиотеке ИНИОН — катастрофа для науки

1 февраля 2015
2 742

пожар


Пожар в библиотеке ИНИОН РАН стал трагическим событием не только для российской, но и для европейской науки.

В пятницу вечером на Нахимовском проспекте в Москве горела библиотека Института научной информации по общественным наукам РАН. В данном случае речь идет не об обычном институте Академии наук — сам ИНИОН был основан в 1969 году на базе Фундаментальной библиотеки общественных наук Академии наук СССР имени В.П. Волгина.

Библиотека на протяжении этих лет являлась сердцем этого института.

Она была создана в 1918 году и считалась крупнейшей в СССР научной библиотекой по общественным наукам. Не изменилось это и после того, как СССР распался.

«Видал я библиотеки и получше, что и говорить. Но у нас ничего лучше не было. Не тешьте себя мыслями про РГБ, Историчку, ВГБИЛ. Каждая по-своему хороша. Но недотягивает совершенно. Это ужасное горе», — написал в своем фейсбуке профессор НИУ ВШЭ Александр Филиппов.

Прежде чем стать ИНИОНом в 1969 году, библиотека на протяжении многих лет входила в библиотечный фонд Академии наук — с 1936 года подчинялась президиуму Академии наук. Новоиспеченный институт в 1970 году возглавил китаист Лев Делюсин. Правда, по-настоящему расцвел ИНИОН за те 26 лет, в течение которых его возглавлял академик Владимир Виноградов.«Ученые получили главное, чем они должны обладать, — книги и журналы, — вспоминал о деятельности Виноградова его преемник — нынешний директор ИНИОН РАН академик Юрий Пивоваров. — Причем в то время, а также в 80-е годы, фундаментальная библиотека ни в чем не уступала большинству крупных западных научных библиотек, а по некоторым параметрам и превосходила их».

Кроме того, во времена Виноградова ИНИОН отправлял научную информацию в виде реферативных изданий в советские посольства за рубежом. Такая практика существовала вплоть до того момента, когда советский МИД возглавил Эдуард Шеварднадзе, отказавшийся выделять на это деньги.

«Вся моя сознательная жизнь прошла в библиотеке ИНИОНа. Я был записан туда с 1973 года, с того момента, как закончил институт. Свои лучшие книги я прочитал именно там. Я ходил туда практически через день в бытность аспирантом. Многие мои соученики работали и продолжают работать в этой библиотеке, с огромным уважением отношусь к директору библиотеки Юрию Пивоварову», — рассказал «Газете.Ru» доктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей и отечественной истории НИУ ВШЭ профессор Алексей Рябинин.По его словам, пожар в библиотеке — катастрофа для мировой науки. И большая часть потерь являются невосполнимыми — многие из книг, которые в других местах находились в специальных хранилищах, здесь находились в общих залах. Например, напечатанную в Париже книгу здесь можно было получить уже через месяц.

«Катастрофический пожар в здании ИНИОН — огромный шок для ученых во всем мире. Сейчас еще рано делать выводы, но очевидно, что большая часть уникальной библиотеки безвозвратно утрачена.

Огромное количество уникальной литературы на многих языках делало библиотеку ИНИОН достоянием не только российской науки, но и всего человечества.Как историк раннесоветского общества, я в ИНИОН особенно ценил тот факт, что там находилась библиотека Коммунистической академии, куда в 1920-е годы все провинциальные органы обязаны были присылать экземпляр своих листовок, брошюр, газет... Без этой библиотеки и ее замечательных сотрудников моя диссертация была бы намного беднее — как и научные работы тысячи других специалистов», — рассказал «Газете.Ru» историк Глеб Альберт, работающий в Цюрихском университете.

По его словам, в сгоревшем здании также располагался Германский исторический институт в Москве (ГИИМ).

«Германские историки, работающие в московских архивах, и российские специалисты по германской истории приходили в ГИИМ как на огонек — послушать международные доклады, почитать новую немецкую литературу, пообщаться с зарубежными коллегами... Уничтожение ГИИМ — это серьезный урон для германско-российских научных отношений», — резюмировал Глеб Альберт.По предварительной информации, причиной возгорания стало короткое замыкание. В тушении были заняты 150 пожарных, а площадь возгорания составила 2000 квадратных метров.

В фондах библиотеки хранились 14,2 млн экземпляров документов на древних, современных восточных, европейских и русском языках, в том числе редкие издания XVI — начала XX века. Многие из них теперь безвозвратно утрачены, еще большее число книг нуждается в дорогостоящей реставрации.

Удивление вызывает разве что заявление директора ИНИОН РАН академика Юрия Пивоварова, сказавшего, что «героические пожарные спасли лучшую в Европе библиотеку по общественным наукам». Впрочем, ученый отметил и то, что произошедшее — «трагедия и драма для российской науки».
 

Поделиться: