Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Памятник, которого боятся историки

, 5 декабря 2023
5 560

Памятник Минину и Пожарскому в Москве – что с ним не так?

Самое загадочное в памятнике, который был установлен на Красной Площади, это то, что несоответствия и несуразности в нём замечали с момента его открытия, но это никак не влияло на официальную позицию властей...

 

Памятник, которого боятся историки

Этот памятник в Москве настолько не соответствуют своему назначению, что говорить об этом скоро станет моветоном. Причем не нужно иметь историческое или искусствоведческое образование, чтобы понимать то, что фигуры, отлитые в бронзовом сплаве, не имеют никакого отношения к историческим фигурам Минина и Пожарского.

Памятник, которого боятся историки

Самый странный монумент России

Странности преследуют монумент в центре Москвы

Создается впечатление, что тогда, в 1818 году, скульптор решил не изготавливать новую композицию, а взять что-то из старых заготовок и выдать их за народных героев ополчения. Мы в этой статье не будем касаться всех странностей доставки постамента и фигур, когда по утверждению единственного печатного источника 140-тонный постамент доставили в Москву, по рекам на расстояние 3000 верст используя лишь бурлаков. Для того, чтобы во всем разобраться надо выяснить несколько очень важных моментов.

Для чего понадобилось доставлять огромную фигуру и постаменты из Санкт-Петербурга. Почему изображенные герои Минин и Пожарский имеют античный вид и абсолютно не похожи на исторических персонажей. Что общего у постамента памятника в Москве и гигантских саркофагов Серапиума в египетской Саккаре. А также, почему памятник украшают настолько странные и исторически недостоверные барельефы. Ни на один из этих вопросов официальная история неспособна ответить.

Памятник, которого боятся историки

У современников памятник вызывал множество вопросов

Современники что-то подозревали

Надо сказать, что памятник вызывал противоречивые чувства сразу после его сооружения. Поэт Антоний Погорельский писал своему другу князю Петру Вяземскому: «Имел сомнительную честь наблюдать памятник в Москве, героям ополчения 1612 года. Он не произвел на меня впечатления нового, и сюжет показался очень знакомым. А купец то каков, вылитый античный философ. Думаю, мы еще много интересного узнаем об этих изваяниях.»

Неизвестно, что ему ответил острый на язык князь Петр Вяземский. Его письмо, к сожалению не сохранилось.

А известный дореволюционный египтолог Оскар фон Лемм обращал внимание на постамент, который по написанной легенде изготовил многорукий Самсон Суханов, удивительно имевший отношение по всем самым поразительным изделиям из гранита: Баболовской ванне, Александрийской колонне, колоннадам самых известных соборов Санкт Петербурга. У всех этих конструкций есть одна небольшая особенность. Их невозможно повторить, используя даже современные станки для обработки камня. А точнее можно, но для этого нужен собственный концерн с мощным научно-технологическим компонентом.

Памятник, которого боятся историки
Памятник, которого боятся историки

Баболовская ванна "Самсона Суханова"

Об этом таинственном мастере, который неизвестно откуда возник и неизвестно куда пропал мы еще обязательно напишем. Так вот Оскар фон Лемм был уверен, что постаментом является гигантский саркофаг из асуанского гранита. Такие брошенные сооружения, в середине XIX века еще можно было встретить. Их обычно находили потерянными в пустыне, на окраине египетских городов, а также утопленными на мелководье в египетских портах.

Оскар фон Лемм нашел у саркофагов и постамента идентичный способ обработки, а также два примитивно вырезанных картуша на постаменте памятника Минину и Пожарскому явно египетского происхождения. Позже при реконструкции 1879 года картуши были зачищены, но при желании их возможно восстановить. Кроме того фон Лемм был геологом-любителем, и он первый заметил абсолютную разницу между основанием, которое было изготовлено из настоящего карельского гранита и постаментом, который якобы Самсон Суханов изготовил при помощи силы, песка и сибирской матери из огромного куска тоже карельского гранита.

Кто изображен на главном памятнике Москвы?

При очередной реконструкции в 1953 году, в составе бригады строителей был вернувшийся из ссылки врач-ортопед Олег Баланович. Ему, приходилось осматривать весь памятник, пользуясь ненадежными лесами и веревочной страховкой. И он сделал удивительное открытие. У сидящего князя Пожарского один глаз был явно травмирован. Причем это был не дефект литья, а целенаправленная работа скульптора. Кроме того удивляла неестественная поза, в которой сидел руководитель народного ополчения. Казалось, что сидеть более удобно ему мешает нога, которую он не может согнуть. Причем автор памятника достаточно реалистично изготовил больную ногу и позу, в которой приходилось сидеть герою. Такая травма могла быть получена при ранении ноги или колена колющим оружием.

Но, исходя из воспоминаний современников, князь Пожарский не был хромым и одноглазым. Ни один из источников, которых имеется несколько сотен, не упоминает о физических недостатках руководителя народного ополчения 1612 года. Портретов прижизненных Минина и Пожарского не сохранилось, из-за запрета церкви на изображение людей, кроме святых, но все равно фигуры на памятнике выглядят как вызов канонам начала XVII века перенесенными из античности.

Памятник, которого боятся историки

Физически Минин был здоров

Большой красный саркофаг, используемый вместо пьедестала, тоже не добавляет правдивости официальной истории сооружения памятника. Очень странные барельефы, где изгнанные из Москвы поляки надели скифские шапки, окончательно путает сюжет. И распутать его мы сможем, только установив, кому на самом деле установлен памятник на Красной площади в Москве, какое отношение этот персонаж имеет к истории России. Это только кажется, что по таким приметам сложно найти реального персонажа.

Памятник, который старше Москвы на 1000 лет.

Самое загадочное в памятнике, который был установлен на Красной Площади, это то, что несоответствия и несуразности в нём замечали с момента его открытия, но это никак не влияло на официальную позицию властей.

Вот что писал об этом памятнике горный инженер барон Александр фон Фохт, который увлекался не только материаловедением, но и античностью. В своих письмах брату Иоганну в Ригу он сделал выводы о том, что сам памятник, как и большинство изваяний якобы создаваемых в конце XVIII и начале XIXвека, по повелению царствующих особ, не имеет никакого отношения ни к российской скульптурной школе, ни к современности.

Царь Спарты и сарматский воевода в Центре Москвы

Античные герои, которых требовалось называть князем Пожарским и гражданином Мининым больше всего походили на изделия эллинских мастеров скульптурных форм школы Лисиппа, древнегреческого скульптора IV века. Кроме того барон фон Фохт видел эту скульптурную композицию, только в малой форме, совсем в другом месте и она минимум не была оригинальной.

Она значилась в каталоге описи античной коллекция князя Доминика Иеронима Радзивилла, бывшего адъютантом вначале императора Александра Первого, а позже императора Наполеона Бонапарта. Князь Доминик погиб в сражении, а почти все его коллекции пропали в неизвестном направлении или были конфискованы русским правительством. Однако сохранились каталоги с рисунками и описаниями, которые Радзивилл делал для своих титулованных друзей, которые увлекались коллекционированием античности, монет, оружия.

Памятник, которого боятся историки

Все тайны вели в столицу империи

В каталоге данная скульптура, известная русскому обывателю как памятник Минину и Пожарскому значилась как произведение неизвестного мастера изображающая царя Спарты Агиса III и сарматского полководца Култая. Создано оно было в III веке до н.э.

А вот несмотря на подробное описание того, кто изображен на композиции, полностью отсутствовала информация, каким образом данная бронзовая скульптура появилась в коллекции князя Доминика.

Хотя остальные предметы коллекции были снабжены подробной информацией о том, когда была приобретена вещь и сколько хозяева коллекции за неё заплатили. Самым простым выводом, который можно было сделать, то, что скульптор Иван Мартос, до этого видел радзивилловскую античную композицию. А поскольку она после войны 1812 года пропала, он решил долго не думать над сюжетом, а использовать уже имеющий.

Памятник, которого боятся историки

Загадочный и мистический город

Образец античной бронзы

Поначалу горный инженер фон Фохт так и думал. Но позже, когда ему удалось взять образец материала, из которого был сделан памятник, его мнение поменялось. У Александра фон Фохта была своя теория. Он считал, что большинство изваяний, созданных в стиле так называемого нового классицизма, имеют большие заимствования из неизвестных античных скульптур. Откуда взялись эти скульптуры, он точно не мог сказать, но была у него оригинальная версия. До него доходили сведения, что флот и гвардия постоянно были задействованы в земляных и землеройных работах, как в самом Санкт-Петербурге, так на отмелях рядом с городом.

В салонах российской столицы блуждали слухи, что некоторые здания блистательной имперской столицы появились неоткуда и что сам город стоит поверх другого, засыпанного пеплом и грязью.

Эти фантастические измышления фон Фохт поначалу не принимал всерьез, пока не стал свидетелем удивительного события. Прогуливаясь по Васильевскому острову, он увидел свежий провал на пустыре, рядом с провалом суетились рабочие и солдаты. В провале Александр к своему изумлению увидел небольшое здание, напоминающее миниатюрный античный храм с тонкими резными колоннами.

Оно стояло на глубине чуть больше двадцати метров. Рассмотреть более подробно не удалось. Подъехавшие всадники из лейб-гвардии жандармского полуэскадрона вежливо, но непреклонно очистили площадь от всех любопытствующих.

Через две недели фон Фохт снова попал в этот район, но на месте бывшего провала уже кипело строительство очередного доходного дома.

Памятник, которого боятся историки

Лейб жандармы охраняли тайну

Запретная история Санкт-Петербурга

Этот случай заинтересовал горного инженера, и он начал прислушиваться, что по этой теме говорят, так как расспрашивать было бесполезно. Только один раз какой-то подрядчик ему сказал, что барин за такой интерес можно и без языка остаться. Но из недомолвок и слухов картина складывалась таинственная и загадочная.

Никто и никогда не видел, как был построен центр Петербурга

Все основные архитектурные комплексы стояли здесь и ранее в запущенном и заброшенном виде. Абсолютное большинство изделий из камня: гигантские постаменты, вазы, обелиски, чаши и ванные были выкопаны в идеальном состоянии из наносного ила в 12 верстах севернее Санкт Петербурга. А дальше включалась коррупционная схема. Выбивались заказы, для поставки в императорский дворец различных каменных диковин, изготовить которые брался подставной мужик-каменотес или европейский скульптор, не имеющий ни имени, ни достаточного образования.

Памятник, которого боятся историки

Город которого нет

Но их работа заключалось, прежде всего, в способности очистить найденные вещи и придать им новый вид. За работу они получали гораздо меньше, чем было указано в договоре, отдавая основную часть денег тем, кто пробил контракт. Такая система позволяла сохранить все дела в тайне. Но откуда появились все эти произведения искусства в вязком прибрежном грунте, это требовало дополнительного расследования, и фон Фохт занялся архивными документами. Он маскировал свой интерес, проектом строительства подземного тоннеля, но наткнулся на скрываемые тайны такого масштаба, что стал опасаться за свою жизнь…

Источник

 

 

Прошлое – почему мы так мало знаем о своём настоящем прошлом?

 

Поделиться: