Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Облава на дешевые джихад-отели в Москве дала солидный улов

22 декабря 2018
2 648

 

В Москве началась облава на дешевые джихад-отели

БЕЗНАДЕГА В ОТРАДНОМ

У человека, назвавшего этот район Отрадным, было хорошее чувство юмора. Я третий час бродил по закоулкам тоскливой серой промзоны на северо-востоке столицы и последним чувством, что я мог испытать, была отрада.

С другой стороны, не называть же район Унылое. Или Безнадега.

Высокие бетонные заборы, за которыми виднеются однотипные синие амбары. Справа осталось Алтуфьевское шоссе. Где-то неподалеку этим летом три сестры-школьницы нанесли своему отцу-армянину 36 ножевых ранения. История вполне в духе этих мест.

Что я здесь забыл? Этот вопрос стучал в моей голове уже долго. Хотя он был риторическим. Ответ на него я, конечно, знал.

Пошли слухи об облавах на мигрантские и кавказские гетто. Будто бы после известной драки ингушей и таджиков у общаги геологоразведочного университета силовики стали трясти вообще все уголки столицы, где закон гор ставится выше уголовного кодекса. Но спецслужбы такие операции комментируют очень неохотно. Приходится ориентироваться только на информацию из соцсетей. А там пишут: хостел на Алтушке, задержаны десятки чеченцев и ингушей. Значит, туда мне и дорога.

Общежитие.Александр БОЙКО

ШМОН В ХОСТЕЛЕ

Дешевые общаги для мигрантов называются гордо, на современный манер - хостелы. А по сути плодоовощные базы. На первом этаже - склады, на верхних - коридоры с крохотными комнатками.

Заехать в промзону можно только по паспорту с местной регистрацией. Вокруг десятки охранников, камеры. Но можно договориться с водителем любой «ГАЗели» и пробраться на территорию в кабине грузовика.

Захожу под вывеску «Хостел «Альт». На входе, как и положено - администратор.

- В одной комнате живут четверо. С каждого по 5 тысяч рублей в месяц. Окон нет, - лениво рекламирует мне жилье старший по этажу Рустам. Я представился ему прорабом, которому нужно разместить пятерых строителей-нелегалов.

Вид на здание, в котором расположился хостел

Вид на здание, в котором расположился хостел "Альт".Фото: Александр БОЙКО

- Что-то эти комнаты больше на карцер похожи. Даже на зонах есть окна в помещениях, - говорю ему.

- Есть и с окном, но за 6 тысяч рублей в месяц. Вид так себе, - Рустам, кажется, удивлен моей заботой о своих нелегалах. - Курить нельзя, выпивать тоже. За любое нарушение - выселяем.

 

- Я слышал у вас тут шмон был недавно, - как бы невзначай вставляю я.

- Еще какой, - простодушно отвечает Рустам. - Оцепили здание в пять утра. Мы сразу проснулись, как собаки залаяли. У нас-то никакой живности тут нет. Люди в форме поднялись на этаж, стучали во все двери, проверяли документы. Нервно было. Подозрительных, и тех, кто спорил, сразу к стенке отводили, а потом в полицию забирали. Там уже каждого опросили, откатали отпечатки пальцев и отпустили. А сильнее всех наш парикмахер пострадал. Но он сам виноват, в окно прыгнул.

- Это зачем?

- Сильно испугался, когда дверь стали выбивать.

Дешевые общаги для мигрантов называются гордо, на современный манер - хостелы. Фото: Александр БОЙКО

Дешевые общаги для мигрантов называются гордо, на современный манер - хостелы.Фото: Александр БОЙКО

Я выглянул в окно. До земли 7 метров, не меньше. Стена - гладкая, под окном сугробов нет. Сильно же надо испугаться, чтобы на такое решиться. Вот только чего?

- Ему 22 года. Сам из Узбекистана, в Москве парикмахером-стилистом работал. Откуда ему знать, что в таких ситуациях делать? Представьте, вы спите, а к вам врываются спецназовцы, - оправдывает Рустам своего соотечественника.

Вместо полиции «прыгун» уехал в реанимацию. Но жить будет - сломана рука, небольшая травма позвоночника.

"НИКАКОГО УВАЖЕНИЯ!"

В 20 метрах от узбеко-таджикской общаги - чечено-ингушская. Там обошлось без прыжков в окно. Хотя шмонали еще настойчивее.

- Говорили, что наркотики ищут, - говорит администратор Арби. - А какие тут наркотики и экстремисты? Откуда в общаге? Кто-то лечиться приехал в Москву, кто детей привез на операцию. Тут живут те, кто квартиру себе не может позволить снять. То есть, честные люди. А у нас тут 80 человек в полицию забрали. Полдня в автозаке просидели, без туалета и еды. Никакого уважения!

Но Арби лукавит. Знакомые в силовых органах рассказали мне, что в хостелы на Алтуфьевском шоссе силовики заявились не просто так. Несколько дней назад от ФСБ прошла информация, что в России пресечены каналы финансирования террористических организаций ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусра». Участники финансовой схемы собирали деньги на доверии: говорили, что принимают пожертвования на строительство в столице новых мечетей, а сами переводили валюту террористам на Ближний Восток.

- Мы отследили телефоны задержанных членов бандгруппы. Засветились они и в этих общежитиях, - рассказал источник. - К сожалению, в Москве кавказское гостеприимство зачастую принимает гипертрофированные формы: те же чеченцы по существующей у них традиции могут принять земляка у себя дома не спросив ни документов, ни денег. Даже если лично не знают этого человека. Криминальные элементы этим тоже пользуются.

ПРОШЛО 4 ГОДА... И НИЧЕГО

Теперь все общежития, помеченные арестованными спонсорами террористов, находятся под особым наблюдением. Мало ли, может гости успели вложить гостеприимным хозяевам в головы что-то из своих радикальных идей?

Теперь все общежития, помеченные арестованными спонсорами террористов, находятся под особым наблюдением. Фото: Александр БОЙКО

Теперь все общежития, помеченные арестованными спонсорами террористов, находятся под особым наблюдением.Фото: Александр БОЙКО

Такая бдительность наших силовиков, конечно, радует. Один только момент смущает. Ведь все эти «джихад-отели» давно уже под колпаком. Вот, например, официальный релиз префектуры Северно-Восточного округа столицы от октября 2014-го года: «Комплекс общежитий по адресу Алтуфьевское шоссе, 37 – требует особого внимания со стороны правоохранительных органов». Тогда здесь задержали несколько сотен нелегальных мигрантов, хостелы прикрыли - но только временно.

И вот прошло четыре года, а воз и ныне там.

Поделиться: